Защита от недружественного поглощения

Страница 5

Основной этап противостояния велся в жанре позиционной войны. Отношения строились по схеме: судебные иски – ответные суды, громкие заявления в прессе, попытки обеих сторон использовать тезис «они перешли к силовым методам». Судебные иски строились по принципу «на ваше решение у нас уже есть наше решение». При этом, если КБЭ действовала привычными для агрессора методами работы с судами, ИПЭ при оспаривании множества судебных актов оставался в рамках закона. Решения же судов были в самых разных регионах – от Осетии до Дальнего Востока. Общее количество судебных производств по этому делу перевалило за 150.

Наиболее интересными в технологии попытки захвата и обороны предприятий были следующие моменты[19].

1. История с реестрами. Реестр Котласского ЦБК находился в Петербургской центральной регистрационной компании (ПЦРК), с которой договор на ведение реестра истек. ПЦРК контролируется В. Коганом и была назначена регистратором в то время, когда он был акционером Котласа и Братска (впоследствии он продал свои акции ИПЭ). ИПЭ разрывает с ней договор на ведение реестра и заводит новый реестр в компании «Энергорегистратор», заявляя, что прежний реестр утерян. В действительности «старый» реестр на следующий день после этого июня передается в Центральный московский депозитарий. ИПЭ в судебном порядке добивается запрета на совершение операций с реестром ПЦРК. Налицо два реестра – у каждой стороны свой.

КБЭ «работает» с Федеральной комиссией по ценным бумагам (ФКЦБ), и ее глава выступает с заявлением о правильности действий КБЭ. Более того, он обвиняет ИПЭ в попытке подкупа, а чуть позже решением ФКЦБ пытается лишить лицензии «Энергорегистратор».В судебном порядке «Энергорегистратору» удается защитить свои права. По некоторым данным, в судебном заседании интересы ФКЦБ представляли юристы, связанные с КБЭ.

2. Защита Котласского ЦБК. С 2002 г. представители КБЭ, «Континенталь Менеджмента» и «Банкирского дома «Санкт Петербург», члены свежеизбранного совета директоров не могут осуществить силовой захват комбината. «Илим Палп» физически не пускает их туда. Силовую поддержку КБЭ не может получить в основном потому, что у него в действительности нет нормальных, четких оснований для «захода» и ему не удалось подчинить местные органы власти. Также нельзя недооценивать и активную роль трудового коллектива, который оставался в течение всего времени конфликта на стороне менеджмента ИПЭ. КБЭ предпринял крайне агрессивную PR кампанию в регионе, но не учел особенностей локального менталитета, восстановив против себя местные СМИ.

3. Работа с иностранными СМИ. ИПЭ организует приезд пула корреспондентов ведущих мировых СМИ на Котласский ЦБК и добивается максимальной публичности ситуации за рубежом. Дело ИПЭ становится «кейсом» (изучается в Гарвардском, Чикагском университетах, Мировом банке). Привлечение независимых зарубежных СМИ прорвало информационную блокаду внутри России и помогло создать качественное информационное поле.

4. Блокирование с противниками О. Дерипаски. Владельцы ИПЭ временно объединили свои усилия с В. Потаниным на почве выборов в Красноярске Это способствовало появлению статей и сообщений пресс-службы ИПЭ в медиа-ресурсах последнего, в частности, в газете «Известия».

5. Взаимная блокировка друг друга в СМИ. «Базовый элемент» и «Илим Палп» буквально перекрыли друг другу кислород в печатных и электронных СМИ. В результате, большинство газет вообще перестает печатать материалы по этой теме. В региональной прессе также ситуация нестабильная.

6. Позиция депутатов Государственной Думы и Совета Федерации. Поначалу «Базовый элемент» использует депутатов в традиционной манере: для комментирования в нужном ключе текущих событий и для подачи депутатских запросов по поводу ИПЭ. «Илим Палп» пошел по другому пути: он первый приглашает группу депутатов в Котлас, инициируя открытое депутатское расследование ситуации.

В январе 2003 г. «Илим Палп» попробовал перейти в наступление. В Лондонский арбитражный суд был подан иск против компаний, представляющих интересы КБЭ. Предмет разбирательства – соглашение от 30 декабря 2001 г., по которому структуры КБЭ продали «Илим Палпу» контрольный пакет Усть-Илимского ЛПК. В соответствии с дополнительными договоренностями оппоненты ИПЭ обещали вывести менеджеров с комбината, возместить ущерб от их деятельности и два года не заниматься лесопромышленным бизнесом в Иркутской области. Исковые требования были те же, что и раньше: КБЭ вывела активы с Усть-Илимского ЛПК, нанесла ущерб на двадцать с лишним миллионов долларов, а сама компания активно внедрялась в ЛПК области. Однако следует предположить, что обращение в Лондонский суд было скорее обычной PR акцией, направленной на привлечение внимания мировой общественности.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Copyright © 2018 - All Rights Reserved - www.smerchw.ru